Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Краснодар
Федерация бокса предложила государству регулировать букмекерский рынок Спорт, 08:51 В Иркутской области мужчина похитил медицинские маски на 31 млн руб. Общество, 08:45 Twitter удалил видео с речью Трампа о гибели Флойда Политика, 08:42 В России появится единый для всех регионов проездной Общество, 08:37 Талантливое поколение Z: четыре глубинных интервью Совместный проект, 08:35 Канье Уэст оплатит обучение дочери Флойда в колледже Общество, 08:30 МВД отказалось от новых знаков для обозначения камер на дорогах Общество, 08:21 Почему глобального краха на рынке автопродаж удалось избежать РБК и Авито Авто, 08:05 Что случилось за ночь. Главные новости РБК Общество, 08:03 РБК Pro: почему онлайн-ретейл и удаленка не заменят ТЦ и офисы Pro, 08:00 Водители заявили о готовности отдавать сведения о себе в обмен на скидки Технологии и медиа, 08:00 Глава ВФЛА сообщил о сложном финансовом состоянии организации Спорт, 07:56 Мы выживем: как лондонские кафе возвращаются к обычной жизни — Bloomberg Pro, 07:54 Эксперты назвали самые высокооплачиваемые отрасли в России Общество, 07:49
Коронавирус на Кубани ,  
0 

Как работать в эпоху коронавируса: советуют краснодарские юристы

Юридическая отрасль в числе прочих пострадала из-за распространения коронавируса. Из-за введения карантина юристы и адвокаты вынуждены была перейти на удаленную работу. Это привело к резкому сокращению клиентов, которые привыкли получать юридические услуги исключительно очно, рассказали участники видеоконференции «Юридические услуги в период кризиса - не роскошь, а средство выживания». При этом юристы просят всех работодателей не поддаваться панике, а все сложности с сотрудниками и партнерами решать исключительно путем переговоров.

Правосудие онлайн

Для большинства юристов работа с клиентами в онлайн-формате – не в новинку, рассказали участники видеоконференции РБК Краснодар. Однако, по их мнению, полностью уйти в Интернет вряд ли удастся – из-за необходимости вести очную работу в судах, а также потребности клиентов в личном взаимодействии.

«Мы работаем в основном с физлицами, которые сейчас не могут доехать до нас из-за карантина. Мы резко перешли на дистанционную работу, но ситуацию в данном случае это не облегчает, потому что физический контакт позволял доверителю понять, кто сидит перед ним. Этот элемент доверия – ключевой в юридической сфере, но сейчас он потерялся. Мы проводим много консультаций по телефону и онлайн. Однако этого мало, потому что договоры заключать дистанционно клиенты не хотят. Для многих устоялось мнение, что онлайн-юристы – это мошенники», – рассказала исполнительный директор краснодарского представительства «Санкт-Петербургского центра правовой защиты» Марина Акст.

Руководитель правового центра «Сайрус», адвокат Руслан Сайфутдинов уверен, что в новых условиях рынок юридических услуг претерпит существенные изменения, хотя и они не будут мгновенными. В первую очередь, по его словам, будет расти количество онлайн-консультаций.

«Рынок сожмется еще до того, как ограничительные меры снимутся. Затем структура обращений изменится. Да, сейчас жизнь силой заставила многих изучать и внедрять новые технологии, но эти технологии имеют свои плюсы. Думающие юристы и руководители продолжат ими пользоваться. Консультации онлайн будут увеличиваться, затем, возможно, перестроится, и суд. Уже появились сообщения, что дела об административных правонарушениях суд слушает через видеозвонки в WhatsApp. Если Верховный суд примет такое нововведение, то это сильно изменит рынок», – считает он.

Сайфутдинов признает, что сейчас онлайн-консультации монетизировать очень сложно, а доходы от них не сравнимы с теми финансовыми потоками, что были до карантина.

Управляющий партнер компании «Золотое правило» Инна Арендаренко рассказала, что начала практиковать дистанционную работу еще семь лет назад. В результате для ее команды вынужденный уход в онлайн-режим не оказался болезненным, как для других участников рынка.

«Мне показалась, что у нас увеличилась эффективность, так как каждый сейчас персонально ответственен за свой результат. Весь обмен документами с клиентами у нас идет через WhatsApp и электронную почту, что-то перенастраивать здесь не пришлось. Да, в судах и госорганах клиента мы представить не можем, но помимо этого существует огромный объем работы», – отмечает она.

«За полгода мы исчезнем»

Участники видеоконференции довольно пессимистично оценивают перспективы дальнейшей работы, если режим карантина и жесткой самоизоляции в регионе затянется.

«3-4 месяца мы протянем, но за полгода мы потихоньку исчезнем. Если все это действительно затянется на полгода, то все мы окажемся в другой стране, другом мире. И разговор о коммерческой или некоммерческой составляющей нашей работы будет бессмысленным. Будем заниматься собственным выживанием», – заявил управляющий партнер адвокатского бюро «Домащенко и Партнеры» Роман Домащенко. Убытки своей компании за два месяца он оценивает примерно в 1 млн рублей.

«Если кризис действительно продлится около шести месяцев, то к концу этого периода мы действительно будем все работать только по т.н. бесплатным делам – по назначению от органов следствия и суда. Вырастет преступность - понадобится очень много адвокатов для предоставления услуг обвиняемым, так как у них действительно не будет денег», - отмечает член адвокатской палаты Краснодарского края Владимир Гончаров.

Марина Акст считает, что из-за карантина рынок юридических услуг может сократиться на 50%, при этом тяжелее придется именно крупным компаниям и бюро.

«У меня маленькая компания, мы смогли всех сотрудников вывести на дистанционную работу. Но более крупные фирмы, со штатом 40-50 человек, заключают контракты только на личных встречах – это основной источник дохода в нашем деле. Такие компании будут закрываться. Мне уже известно о фирмах, которые прекратили свою деятельность, потому что не смогли вывести на дистанционку такой объем работы», – комментирует она.

По мнению помощника адвоката Араксии Гамзатовой, большую роль в сохранении компании сыграет порядочность самих юристов.

«В нашей сфере, к сожалению, есть много аферистов. Есть юристы, которые заключают договоры с пожилыми людьми, например, по кредитным договорам, и требуют с них огромные суммы за свои услуги – по 40-50 тыс. рублей. Конечно, какое тут может быть доверие. Поэтому порядочность адвоката сыграет очень большую роль в этой ситуации», – отмечает она.

Сейчас в правовой системе не осталось ни одного действующего механизма разрешения спора, утверждает Руслан Сайфутдинов.
«Суды не работают, какие-то комиссии по разрешению споров не работают. Осталась только медиация, к которой население психологически не готово. Если выйти из кризиса с уже отмершими юридическими компаниями, то система сильно пострадает», – уверен он.

Ни шагу в сторону

Участники видеоконференции также рассказали, как должен вести себя грамотный юрист, чтобы не допустить импульсивных решений руководителей и владельцем бизнеса в период кризиса.

«Я пытался объяснять клиенту, что ни одного шага не должно быть предпринято без согласования от меня хотя бы через WhatsApp. Многие директора действительно паникуют, особенно в сфере ЖКХ, логистики, производства. Я пытаюсь убедить своих клиентов ничего не делать, пока не созвонимся и не обсудим вопросы детально», – рассказал Роман Домащенко («Домащенко и партнеры»).

Инна Арендаренко («Золотое правило») считает, что юрист должен предложить то решение, которое будет выгодно бизнесу, но обязательно отвечать критериям законности.

«Юристы должны уметь находить нестандартные и творческие решения, опираясь знания законодательства, а не говорить: «Шеф, все пропало», как поступают многие наши коллеги. Юрист должен просчитать все на 5-7 шагов вперед, составить «дорожную карту». Плюс юрист сегодня обязан следить за этими изменениями, которые сегодня выходят чуть ли не ежечасно: уметь их правильно читать и представить руководителю верную цепочку действий», – подчеркивает она.

«Грамотный руководитель уже давно не принимает решения без совета с юристом. При этом многие руководители не только советуются с собственными юристами, но и перепроверяют их решения, получая мнение извне. У юристов, работающих в консалтинге на аутсорсе, видение, как правило шире. Объемное 3D-мышление сейчас особенно полезно», – добавляет Руслан Сайфутдинов («Сайрус»).

Адвокат Владимир Гончаров признает, что из-за слабых знаний юристов у бизнеса нередко возникают проблемы. Однако в этом нередко виноват и сам бизнесмены, которые экономят на юристах, – в результате на низкую зарплату приходят люди без нужных знаний и квалификации.

Переговоры решают все

Многие компании сейчас не могут рассчитаться по арендным платежам или произвести выплаты контрагентам, пытаясь решить вопрос в юридической плоскости.

«Первое, что нужно делать – писать заявления и письма арендодателям и сотрудникам, полностью документально подтверждать свои действия. Мы не знаем, когда и каким образом закончится самоизоляция, и как в дальнейшем будут вести себя стороны в договорных отношениях. Радует, что бизнес уходит не в ссоры, а в переговоры. Собственники офисов идут на уступки: либо снижают аренду на 50%, либо дают возможность не платить в течение месяца. Но обязательно нужно отправлять документы через электронную почту или WhatsApp, перестраховаться бумагами», – комментирует Марина Акст («Санкт-Петербургский центр правовой защиты», Краснодар).

По словам Руслана Сайфутдинова, на данный момент 90% обращений от предпринимателей касается снижения арендных платежей, однако многие бизнесмены под видом кризиса просто пытаются сэкономить.

«Закон об антикризисных мерах попал в психологическую точку. Желание сэкономить никак не мотивируется кризисом, оно есть всегда: оставить у себя материальные средства и не поделится им с другими», – подчеркивает юрист.

Инна Арендаренко рассказала, что бизнесу также не стоит рассчитывать на форс-мажорные обстоятельства при взаимоотношении с контрагентами. По ее словам, предприниматель может быть освобожден от исполнения своих обязательств из-за карантина и всех его последствий, однако ему придется доказать, что он эти обязательства действительно не может выполнить.

«Ключевое слово здесь – «может быть». Бизнес должен зафиксировать, что форс-мажорные обстоятельства есть. Получить заключение Торгово-промышленной палаты, составить акты, подписать с контрагентами дополнительные соглашения или, как минимум, затеять переписку. То есть провести целый комплекс мер для того, чтобы потом ссылаться на форс-мажор. И все равно окончательное решение будет принимать суд. Если это просто блажь, чтобы обеспечить себе облегченные условия для исполнения обязательств, то ничего не выйдет. Форс-мажор освобождает от исполнения штрафных санкций, но никак не освобождает от исполнения самого обязательства», – добавила она.

«Каждый доказывает свою эффективность»

Участники видеоконференции также рассказали, как вести себя работникам и работодателям, если на фоне кризиса возникают сложности из-за перевода на удаленную работу или необходимости сокращения зарплаты.

«Сегодня многие работодатели столкнулись с проблемой - сотрудники сидят дома и не хотят нормально работать. Должен быть регламентирован рабочий процесс. Сотрудники должны знать, какую трудовую функцию они выполняют. Каждый показывает свою эффективность: если раньше каждый мог показывать видимость своей работы, то сейчас так не получится. Ты должен показать, какой результат дашь работодателю, потому что процесс никого не волнует. И сразу становится понятно, кто в топе, а кто слабое звено», – отмечает Инна Арендаренко («Золотое правило»).

Как и во взаимоотношениях с партнерами, собственникам бизнеса необходимо уметь договариваться со своими сотрудниками по всем возникающим сложностям, говорит Марина Акст.

«Для меня коллектив очень ценен, я не могу его потерять. Потому что прекрасно понимаю, что карантин закончится, и мы должны будем работать дальше. Потом уйдет гораздо больше времени и средств, чтобы искать людей подобного профессионального уровня или обучать их. Но даже если появляются сотрудники, которые не выполняют свои обязанности и которых в данном случае защищает государство, то и здесь все можно решить путем переговоров», – считает она.

Юристы подчеркивают, что работодателям нужно быть осторожными в вопросах, касающихся зарплаты сотрудников – особенно тем, кто частично выплачивает ее «в конвертах» – и стараться максимально гасить все имеющиеся задолженности перед коллективом.

«Если работники получат только официальную часть зарплаты и останутся без «серой», они сразу же побегут в правоохранительные органы с заявлениями об ущемлении их прав. У нас способ доказывания в уголовно-процессуальной системе с практической точки зрения намного проще, чем в Арбитражном или гражданском процессе. Поэтому здесь есть определенная опасность», – отмечает Руслан Сайфутдинов.

«К нам часто обращаются по трудовым спорам, и я знаю эффективные методы воздействия в т.ч. через уголовную юстицию на работодателей, которые по мнению обратившихся ущемляют их прав», – добавил Владимир Гончаров.

Крепкая психика

Также юристы сходятся во мнении, что сотрудникам необходимо проявлять твердость и отстаивать свои права, если работодатель настаивает на увольнении или написании заявления по уходу в принудительный отпуск.

«Никто не может понудить гражданина написать заявление об увольнении или уйти в отпуск без содержания. Если человек хочет, то пишет, не хочет – не пишет. Тут вопрос психологический. Если у сотрудника психика крепка, то он просто откажет, и работодатель ничего с этим не сделает. У нас Трудовой кодекс имеет советские корни, поэтому там на 80% защищены права работника, а не работодателя. В результате понуждение можно легко убрать одни словом «нет», – заявляет Руслан Сайфутдинов.

По словам члена адвокатской палаты Краснодарского края Владимира Гончарова, к подобным мерам многие работодатели прибегают, чтобы спасти свой бизнес.

«В прошлом году я столкнулся с подобным случаем увольнения работника с одного из крупнейших предприятий Краснодарского края. Мы прошли кучу инстанций, но восстановили его, добившись достойной компенсации. Но каждый должен знать: если он подписал заявление об увольнении или о предоставлении отпуска без содержания, это было его волеизъявление. Если не согласен человек, то пусть не подписывает», – уверен юрист.

«С точки зрения защиты прав работника, увольнение сотрудника, находящегося в дистанционном режиме, это довольно сложная задача. В Трудовом кодексе зафиксировано огромное количество оснований, но применение каждого из них – действительно сложная процедура. Поэтому работник может сказать свое твердое «нет», и тогда работодатель будет вынужден выходить на переговоры. И в этом случае они найдут какое-то компромиссное решение. Хороший вариант – увольнение по соглашению сторон с выплатой компенсации. На этом стороны расходятся довольные друг другом: у работника остаются деньги, чтобы поискать работу в будущем, а работодатель законно уволил сотрудника», – предложила Инна Арендаренко.