Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Краснодар
В России за сутки умерли 144 пациента с коронавирусом Общество, 10:38 Число заболевших COVID-19 в России приблизилось к 450 тыс. Общество, 10:37 За сутки на Кубани выявили 83 новых заболевших коронавирусом Краснодар, 10:35  Как работают вложения в акции без риска РБК и БКС, 10:32 В Москве от коронавируса вылечились более 97 тыс. человек Общество, 10:32 В России заявили о создании винтовки с дальностью стрельбы до 7 км Общество, 10:26 Facebook начнет специально маркировать страницы государственных СМИ Технологии и медиа, 10:26 Белоруссия предложила «Газпрому» обсудить условия поставок газа Экономика, 10:20 Как стать суперпапой: три истории молодых отцов РБК и STADA, 10:03 Генплан Краснодара: от социальных кластеров до зеленого каркаса Краснодар, 10:02  Как психология людей влияет на потребление: пять трендов эпохи COVID-19 Pro, 10:01 Титов попросил разрешить корпоративы ради спасения шоу-бизнеса Общество, 10:00 Lufthansa выйдет из топ-30 компаний на Франкфуртской бирже Бизнес, 10:00 Брагин отреагировал на назначение тренером хоккейной сборной России Спорт, 10:00
Видеоконференции РБК Краснодар ,  
0 

Под прессом: как малые винодельни Юга России переживают пандемию

Из-за пандемии коронавируса малые винодельни Юга потеряли почти все каналы сбыта. Спасти «гаражистов», по их словам, могло бы разрешение торговать вином через Интернет

Малым винодельням особенно сложно выживать в условиях пандемии коронавируса, рассказали участники видеоконференции «Вино не виновато: как коронавирус повлиял на виноделие Юга России», которую провела объединенная редакция РБК Юг. Одним из основных каналов сбыта «гаражистов» традиционно является HoReCa, которая оказалась полностью закрыта еще в конце марта.

Лоза без карантина и остановившийся сбыт

В целом введение карантина и других ограничительных мероприятий не повлияло на выращивание винограда и технологический процесс розлива, отметил владелец и главный винодел «Винодельческого Дома Каракезиди» (Краснодарский край) Иван Каракезиди.

Основной владелец семейной винодельни «Вина Арпачина» (Ростовская область) Юрий Малик рассказал, что на предприятии всегда большое внимание уделяли санитарному состоянию, поэтому новых мер внедрять не потребовалось.

Руководитель проекта Gunko Winery (Краснодарский край) Сергей Коротков также говорит, что в работе самого предприятия ничего не изменилось, однако санитарные меры были усилены.

При этом пандемия сильно повлияла на продажи — отгрузка продукции сократилась в разы.

«Мы представляем премиальный сегмент — на полке наше вино продается по цене от 700 до 1,5 тыс. рублей. Падение по продажам составило до 70%, т.к. в основном мы были представлены в ресторанах. Основную часть своей продукции продаем на побережье в сезон. А сегодня приходится переориентироваться и переходить на более интенсивную работу с сетями, что не так просто», — отметил он.

Небольшим винодельням работать с крупным ретейлом не очень выгодно, согласен собственник винодельческой компании «Сатера» (Крым) Игорь Самсонов. По его словам, с сетями компании выходят на предел себестоимости, вынуждены соглашаться на условия промоакций и жертвовать рентабельностью.

«Маленьким виноделам, которые работают на сегмент HoReCa и винных бутиков, с сетями работать очень сложно. Проще продавать свое вино на местном уровне. Наши продажи на 30-40% приходились на сегмент ресторанов и гостиниц. Мы понимаем, майские праздники уже «выпали» и, скорее всего, весь курортный сезон будет не очень хорошим. А мы всегда половину вина продавали в Крыму. Поэтому текущая ситуация объективно не очень хорошая для нашей винодельни. Бронирование гостиниц пока запрещено до 1 июня, но никто не знает точных дат по снятию всех санитарных требований», — отметил Самсонов.

Если карантин будет продлен, это негативно скажется на сезоне и, соответственно, продажах виноделов, согласен Игорь Самсонов. «Сартера» продает за три летних месяца 70-80% от общего объема производимой продукции. Из-за карантин снижение объемов отгрузок винодельни уже стало значительным — если первый квартал был обычным по показателям, то в апреле падение уже составило 40-50%.

«Наша винодельня также в большей степени работает на сегмент HoReCa. Основные потребители — это Сочи и другие курортные города. Зимой у нас особых продаж никогда и не было. Но и весенние потихоньку рушатся, так как туристы не поехали в марте и апреле, и, очевидно, не поедут и в мае. Не понятно, что будет в июне. Поэтому основные проблемы связаны с продажами», — согласен владелец и главный винодел винодельни «Собер-Баш» (Краснодарский край) Андрей Куличков.

Технологические процессы на винодельне идут в штатном режиме. Но из-за коронавируса уже стали возникать различные проблемы — так, у поставщиков не оказалось ряда импортных препаратов по защите растений. Кроме того, возник риск накапливания излишков продукции. «Собер-Баш», производящий ежегодно порядка 120-150 тыс. бутылок, сейчас работает «на склад».

«Нам надо бутилировать вино, освобождать чаны под новый урожай. Мы не наверстаем продажи, люди не будут пить больше. В результате копится излишек вина. В Италии и Франции прорабатываются государственные программы по выкупу нереализованных остатков на дистилляцию, чтобы винодельческие хозяйства могли избавиться от остатков и наработать новое. А у нас об этом даже не говорят», — отмечает Куличков.

По его словам, возможности для реализации излишков не столь велики — в частности, возможна продажа через торговые сети.

В то время как реализация через рестораны и туристический сегмент приостановилась, продажи российских вин в целом выросли. Меняется структура продаж в целом, отмечает основатель проекта «Русское вино» Владимир Мартынов.

«Происходит удивительная вещь — клиенты, которые всегда очень плотно сидели на импорте, начали переходить на отечественное вино. 80% из наших покупателей — новые клиенты. Мы используем много инструментов, стали продавать вино сетами, оформили подписки — в итоге клиент получает продукцию с большой скидкой. Он пробует продукцию российских виноделов, и понимает, что и у нас есть хорошее вино. Основная проблема в том, что потребители не верят в качественную российскую продукцию», — пояснил Мартынов.

По его словам, продажи российских вин за время пандемии резко выросли. Основные причины он видит в сокращении местного потребления из-за закрытия общепита и гостиниц, а также росте стоимости импортной продукции.

Со своей стороны, председатель Ассоциации виноградарей и виноделов «Севастополь» Алексей Липко считает, что винодельческая отрасль в целом не сильно пострадала от введения коронавируса. Крупные производители работают в штатном режиме, разливают вино и отгружают продукцию. Проблемы, скорее, финансовые и касаются изменения структуры спроса, убежден он.

«У нас работают и«Золотая балка», и «Инкерман». Часть персонала отправили в оплачиваемый отпуск, но розлив идет, нужно освобождать емкости. Крупные производители работают с крупными торговыми сетями. А вот небольшие производители оказались в сложном положении. Для них основные каналы сбыта — это HoReCa. Сейчас не только рестораны, но и некоторые мелкие сети рассылают письма, что в связи с форс-мажором оплата задерживается. Мое глубокое убеждение, небольших производителей, которые делает качественное авторское вино, спасет интернет-торговля», — отметил Липко.

Спорная поддержка и надежда на Интернет

Вино в России относят к алкогольной продукции, и для отечественной экономики эта сфера не входит в число приоритетных. 

«Есть отрасли, которым государство поможет, но я не верю, что в их число войдет виноделие. Я пережил кризис 2014-2015 годов и понимаю, что нам надо рассчитывать только на свои силы. Мы уже сократили затраты там, где можно было», — говорит Игорь Самсонов.

По мнению Андрея Куличкова, лучшим вариантом поддержки было бы сокращение требований к сфере и ослабление государственного надзора.

«Мы уже интересовались вопросом, запрашивали информацию. Для виноделов не предусмотрено никаких льгот и кредитов, ничего подобного», — отметил Куличков.

По мнению председателя Ассоциации виноградарей и виноделов «Севастополь», власти уже предоставляют немало мер поддержки виноделам. В частности, в Крыму возмещаются затраты по посадке саженцев, есть льготные кредиты на строительство виноделен, для приобретения технологического оборудования и так далее. Однако в ситуации с пандемией коронавируса отрасль вряд ли получит дополнительную помощь.

Часть проблем состоит в том, что поддержка распространяется неравномерно — например, в Крыму и Севастополе есть льготы, которые не доступны кубанским виноделам, подчеркивает Андрей Куличков. Даже в Ростове ситуация обстоит еще хуже, чем на Кубани, отмечает Юрий Малик.

«Проблема еще в том, что мы не виноградари, а виноделы. Основные расходы идут на производство вина, а на эту деятельность нет никаких льгот или субсидируемых кредитов. Сложно получить даже простой займ. Я обращался в Россельхознадзор. В наличии есть ликвидный залог на 300 млн руб., винодельня показала прибыль в первом квартале 2020 года. В итоге мою заявку рассматривали почти месяц и ответили, что если в течение 12 месяцев мы сохраним положительную динамику, то банк вернется к рассмотрению кредита», — поделился Малик.

По мнению игроков рынка, в качестве реальной меры поддержки государство могла бы разрешить интернет-торговлю отечественными винами. Кроме того, малым винодельческим хозяйствам могло бы помочь упрощение получения розничной лицензии.

«Как только реализуют эти два момента, будет колоссальный всплеск продаж. Никакие другие виды поддержки не нужны виноделам, они самодостаточны», — считает Владимир Мартынов.

Ассоциация виноделов дважды писала обращение в правительство РФ, предлагая разрешить продажи отечественного вина через Интернет, рассказал Алексей Липко.

«Основная идея в том, чтобы власти предоставили право торговли через Интернет вином только производителям, а не магазинам и дистрибьюторам. Также мы предлагали продавать вино по цене от 700 рублей с доставкой только Почтой России и при предъявлении паспорта», — рассказал Липко.

По его мнению, для виноделов дистрибьюторы — такой же ненужный посредник, как и сети, а все продажи должны идти по схеме b2с.

«Крупным производителям это неинтересно, они работают с торговыми сетями — вы не будете продавать по Интернету 8-10 млн бутылок. Но для маленьких заводов это стало бы спасением. Производители могли бы сами продать 50-100 тыс. бутылок качественного вина», — отметил Алексей Липко.

По мнению же Владимира Мартынова, доступ к продаже через Интернет только для производителей ограничит возможности малых виноделен в плане сбыта. Для успешной реализации должны быть платформы, которые готовы к продажам — со складом, настроенным сайтом и отлаженной системой логистики. Самим же виноделам будет невыгодно высылать небольшие партии.

С ним согласен Сергей Коротков. По его мнению, выдача лицензий на продажу вина через Интернет только для производителей не слишком актуальна.

«У нас нет инструментов, нет нормальной логистики. Виноделы, например, смогут развозить на 100 км вокруг предприятия, но не более того. Почта России не обеспечит нормальных температурных режимов и других обязательных условий транспортировки. В любом случае, это направление надо развивать. Может быть, торговля через Интернет не решит всех проблем, но надо запустить процесс и разрешить такие продажи», — отмечает он.

В целом, инфраструктура онлайн-торговли о другим продуктам уже выстроена, поэтому для производителей вина не будет проблем в выстраивании реализации продукции, отмечает Андрей Куличков.

Время возможностей

Кризис, вызванный пандемией коронавируса может стать шансом для позитивных изменений, отмечает Игорь Самсонов.

«Надо попытаться найти что-то хорошее. Стать лучше и сильнее. Вырастет цена на европейское вино, поэтому, скорее всего, потребитель повернется к отечественной продукции. Нам надо постараться отвоевать рынок — так просто его никто не отдаст», — отмечает он.

В ближайшем будущем доходы населения продолжат снижаться, спрос будет падать. Но качественная продукция найдет своего потребителя, поэтому необходимо дальнейшее улучшение характеристик отечественного вина, считает Алексей Липко. 

Кризис, вызванный эпидемией коронавируса, — не единственная проблема сферы виноделия, напоминает Юрий Малик. По его мнению, производители должны объединяться и добиваться снятия необоснованных запретов.

«Несмотря на негативные стороны пандемии, есть много позитивного. У нас появилась возможность остановиться и посмотреть со стороны на то, что мы не успевали делать в ежедневной суете. Иногда надо остановиться, чтобы ускориться. Эта ситуация нас сплотит. Будущее у отрасли есть, потому что есть хорошие виноделы. Нужно объединяться и кооперироваться», — заключил Иван Каракезиди.