Перейти к основному контенту
Краснодар ,  
0 

Юртаев: «На Кубани 2023 год будет непростым, но мы ждем роста экономики»

Об итогах 2022 года, перспективах на 2023, основных проблемах и рисках РБК Юг рассказал министр экономики Кубани Алексей Юртаев
Алексей Юртаев, министр экономики Краснодарского края
Алексей Юртаев, министр экономики Краснодарского края

— Это был очень непростой 2022 год. Какие предварительные итоги вы можете подвести?

— Год действительно был очень непростой после предыдущего, такого динамично развивающегося, когда мы прошли последствия ковидных ограничений и вышли на достаточно уверенные темпы роста, в реальном выражении ВРП в 2021 году составил 108,7%, это в 1,5 раза выше, чем мы сами планировали, исходя из консервативных оценок. Мы достигли той планки, которая определяет себя как амбициозная.

В первые два месяца 2022 года, до начала СВО, до введения санкций против РФ, наша экономика развивалась также активно. Дальше задача была в том, чтобы сохранить стабильность, то есть не допустить ее существенного падения в пиковую санкционную нагрузку. Прогнозы даже по российской экономике были от 15 до 20% падения ВВП. Предварительно по итогам года ожидаем, что экономика страны сократится на 3%, а Краснодарского края не упадет вообще.

— Чем вы это объясняете? При таких катастрофических прогнозах, когда экономисты говорили, что страну ждет большая безработица, падение ВВП и, соответственно, ВРП, Краснодарскому краю удалось удержать показатели - мы смотрим на показатели бюджета и видим прирост.

— В первую очередь, основная нагрузка легла на логистику, во вторую — на финансы. Задача была в том, чтобы максимально оказать меры поддержки предприятиям — реальному сектору экономики. Для того, чтобы он отреагировал на этот колоссальный шок не сокращением занятости, а сохранением рабочих мест и быстрым поиском новых рынков. Мы по 2022 году видим прирост, это совершенно точно, и можно констатировать как факт, с точки зрения как доходной, так и расходной части.

Еще одной задачей было создать условия для бизнеса — дать денег, выйти на рынок, быстро зарегистрировать продукцию, местами освободить от уплаты налогов. 20% — ключевая ставка, кредитные ставки от 23 до 30% — при уровне рентабельности бизнеса условно от 10 до 17%, вы не окупитесь никогда, будете работать в минус. Поэтому появилась задача, чтобы льготные кредитование у нас увеличилось. В пиковую нагрузку каждый шестой кредит в обороте был льготным.

В апреле — мае правительство, в том числе эксперты, прогнозировали, что у нас будет существенный спад кредитования — в два, три раза. Да, в целом оно сократилось. Мы максимально раскручивали федеральные программы кредитования, там, где есть софинансирование ключевой ставки. В результате объем кредитования для юридических лиц в 2022 году превысит 1,5 трлн рублей, а общий объем выдачи кредитов за 2022 год может составить 2,35 трлн рублей.

— Южное ГУ Центробанка подвело предварительные итоги года и, по его оценке, розничное кредитование просело, а кредитование юридических лиц приросло по отношению к 2021 году. Судя по всему, бизнес ощущал себя не так уж плохо, потому что ему нужны были деньги на развитие. В каких сферах вы это заметили?

Программа развития РБК Pro Освойте 52 навыка за год
Программа развития — удобный инструмент непрерывного обучения новым навыкам для успешной карьеры

— Бизнес чувствовал себя непросто. Кредитование — это риск. В конце августа произошла такая ситуация, когда заявок на кредиты не было вообще. Это случилось из-за того, что у предпринимателей не было уверенности в завтрашнем дне, была полная неопределенность. Ключевую роль здесь сыграл антикризисный план, мы давали инвесторам сигналы о том, какие отрасли мы видим приоритетными. Мы выдали 140 млрд рублей льготных кредитов, в том числе промышленникам. Субъекты МСП, где львиная доля господдержки, выросла в кредитовании на 36%. Это ровно тот сегмент, который, как ожидалось, пострадает больше всего. Вот этот кредитный ресурс позволил перестроиться. Мы видим это, в том числе, по выпуску продукции. Далеко не все отрасли падают, с учетом того, что в целом экономика на нуле (в реальном выражении, в номинальном она растет).

— Из этого массива какие направления растут в номинальном выражении быстрее других? Сложно сказать, что они выиграли, но кто на общем фоне чувствует себя лучше других?

— Если мы говорим про реальный сектор экономики, мы смотрим ни столько на реальное и номинальное (это больше про валовый региональный продукт), сколько на физический объем выпуска, то есть мы считаем выпуск продукции и реальный физический прирост. У нас есть отрасли, которые увеличиваются более чем на 10-15% реального выражения, то есть в физическом объеме. Это фармацевтика, химия, пищевая промышленность, производство напитков. На самом деле, это те сектора, которые попадают в гуманитарную зону, то есть они свободны для экспорта и импорта. Это те товарные группы, которые не подвержены санкциям, они показывают максимальный рост. Плюс, те сектора экономики, которые ориентированы на конкретного потребителя — фармацевтика, химия, производство бытовой продукции. Что важно, у нас растет металлургия, металлообработка, электрооборудование. Видно, как происходит импортозамещение.

— Какие предварительные прогнозы вы можете сделать на 2023 год?

— В следующем году мы не ожидаем ухудшений, выйдем в плюс. Мы совершенно точно прирастем, это пока будут невысокие темпы роста, они будут до 1% ВРП. Но они позволят прокачать наш движок.

Предприятиям, которые испытали санкционное давление и реальные трудности в текущем году, в следующем будет еще тяжелее. Чуда не бывает. Импортозамещение, особенно в тяжелом машиностроении, станкостроении, не происходит по мановению палочки. Для этого нужен определённый инвестиционный процесс — производства необходимо построить, новое оборудование приобрести, смонтировать, запустить. Это займет не менее трех лет.

— Кубань считается регионом аграрным и туристическим. Ждете ли вы увеличение доли промышленного сектора ВРП?

— В экономике есть такое понятие, как дойная корова. Это такой актив, который приносит тебе много денег. Как правило, он не сильно растет. Но он есть, и ты не голодный, по крайней мере. Вот дойная корова — это наше сельское хозяйство.

Чтобы расти в промышленном секторе, нам надо уходить в более глубокий уровень переработки. Это, однозначно, пищевая промышленность, причем это уже не просто производство муки, сахара, крахмала, а создание такой продукции, которая имеет более высокую степень рентабельности.

Туристическое направление у нас, совершенно точно, развивается. Мы имеем крупнейший туристический портфель в настоящий момент, это строительство гостиниц четырех — пяти звезд. У нас есть инфраструктурный бум в части строительства новых объектов размещения. Однако речь не только об отелях, но и об экологических проектах, например, модернизация сети очистных сооружений. Это проект, который мы делаем с федерацией на средства инфраструктурного бюджетного кредита, там объем финансирования порядка 66 млрд рублей. Эта сумма будет еще больше, совершенно очевидно.

— Как изменилась нагрузка на бюджет в связи с СВО? В пандемию были оценки — примерно 20 млрд в год. На сколько сейчас ситуация похожа в финансовом плане и что будет в 2023-2024 гг.?

— Нагрузка действительно сопоставима с теми расходами, которые были во времена ковидных ограничений. Пока еще рано подводить итоги, потому что есть резервы, защищенные и закрытые статьи бюджета. Эта нагрузка достаточно существенная, и она измеряется десятками миллиардов. Будет ли ее увеличение, никто сказать не может. Мы для себя условно риски сценария понимаем — нагрузка, как минимум, не уменьшится. Местами нам нужно будет пересматривать приоритеты.

Пока экономическая стабильность, которая у нас есть, плюс наращивание мобилизации доходов бюджета позволяет в свободном режиме решать задачи по направлению СВО, восстановлению новых территорий РФ.

Бюджет развития в этом году мы не сокращали. У нас с 2016 по 2019-2020 года он варьировался от 16 до 20 млрд рублей. В этом году — больше 80, в следующем уже будет 113,5 млрд рублей. Это мы вкладываем в реальный сектор экономики, средства беспрецедентные, практически в 10 раз больше, чем какие-то пять лет раньше. Мы ожидаем, что и наши частные инвесторы будут реагировать соответствующим образом. В текущий момент у нас есть замер собственного портфеля инвестиционных проектов, сейчас реализуются инвестпроекты на сумму 2,5 трлн рублей. Да, они растянуты по времени, это происходит не единомоментно. Но мы ожидаем, что до 2025 года в экономику придет 2 трлн частных средств плюсом.

— Какие могут быть риски и препятствия, которые необходимо преодолеть в следующем году или в ближайшие годы?

— Это, конечно, макроэкономическая ситуация в целом по стране. Мы все-таки заложили устойчивый рост, то есть от 1% в следующем году. Наша основная задача — в ближайшие три года выйти на ВРП в 4,3 трлн рублей. В прошлом году он был равен 3 трлн рублей. Мы понимаем, как это сделать. Поэтому макроэкономика — это первое, на что нужно посмотреть.

Второе из глобальных угроз — это ключевая банковская ставка. Особенность экономики Краснодарского края — очень высокая доля МСП, 1 млн занятых в этом секторе, при том, что у нас всего 2,8 млн занятых в экономике. То есть практически каждый третий в этих субъектах. А у МСП, как правило, не очень высокий уровень доходности, маржинальности. Это бизнес, который зависит в том числе и от кредитных ресурсов. Поэтому, если ключевая ставка не будет снижаться, мы продолжим программу стимулирования кредитования.

Третий риск — это СВО. Наша экономика до сих пор находится в околомобилизационном режиме. Много задач и неопределенностей, связанных с этим, в том числе — как выходить на международные рынки, будут ли вторичные санкции. Вот три группы угроз, на которые мы не влияем, но которые учитываем.

Сейчас самая главная возможность, которая у нас есть — это своевременная быстрая реализация инвестиционных бюджетных проектов, то есть та, куда мы выделяем бюджет развития. Вот таких возможностей на историческом горизонте у региона, страны не так много.

Сейчас есть возможность развязать проблемы, например, построить автомобильные высокоскоростные дороги, такие как Адлер — Горячий Ключ. Да, эта трасса очень дорогая, она стоит 1,3 трлн рублей, но ее эффект для экономики составляет 1,5 трлн рублей. Такие проекты формируют среду для того, чтобы экономика росла. Если мы их своевременно качественно реализуем, то уровень доверия со стороны инвесторов будет поддерживаться. Они будут видеть, как это реализуется, насколько государство само верит в себя, в то, какие задачи решает. На этом фоне Краснодарский край — один из лидеров в стране по количеству привлеченных федеральных средств.

Теги
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 23 февраля
EUR ЦБ: 100,44 (+0,55)
Инвестиции, 22 фев, 16:42
Курс доллара на 23 февраля
USD ЦБ: 92,75 (+0,31)
Инвестиции, 22 фев, 16:42
Все новости Краснодар
В Брянской области сбили беспилотник Политика, 23:17
ПИК отреагировал на санкции США Политика, 23:04
В Одессе произошли взрывы Политика, 23:02
Над Белгородской областью сбили дрон Политика, 22:52
Bloomberg сообщил о блокировке Венгрией заявления ЕС по Украине Политика, 22:49
Умер актер из сериала «Улицы разбитых фонарей» Константин Капитан Общество, 22:43
На Кубани потушили пожар после падения летательного аппарата Общество, 22:26
Второе дыхание: как правильно завершить карьеру
Подготовьтесь к переменам и выберите, что делать дальше, с новым интенсивом РБК Pro
Купить интенсив
На Кубани ликвидировали пожар на месте падения летательного аппарата Краснодар, 22:18 
Пожар на месте падения летательного аппарата на Кубани локализован Краснодар, 22:06 
СКА победил минское «Динамо» и вернулся в лидеры Западной конференции КХЛ Спорт, 21:51
Игрок НХЛ выложил и удалил видео с белым порошком Спорт, 21:39
Небензя и Полянский покинули заседание Генассамблеи ООН по Украине Политика, 21:35
Два летательных аппарата упали в Каневском районе Кубани Краснодар, 21:34 
Краснодарский оперштаб сообщил о падении летательного аппарата Общество, 21:34