Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Краснодар
Второй пилот: что может пойти не так в поездке и как этого избежать РБК и Porsche, 13:22 Вверх по наклонной. Что уже произошло с финансовыми рынками в 2021 году Крипто, 13:18 В Петербурге задержали летевшего встречать Навального журналиста Френкеля Политика, 13:06 Стали известны сроки ввода в оборот третьей российской вакцины от COVID Общество, 12:56 20 лучших иностранных акций 2020 года. Рейтинг РБК Инвестиции, 12:54 Аэропорт Краснодара приостановил работу из-за снегопада Краснодар, 12:54  ЦСКА объявил о назначении в команду тренера вратарей сборной Азербайджана Спорт, 12:44 Главный тренер поддержал Илью Сорокина после пяти пропущенных шайб Спорт, 12:43 Искусство технологий: что умеет современная бытовая техника 12:33 Число отравившихся водой из-под крана в Буйнакске превысило 300 человек Общество, 12:27 Герой СССР и депутат Госдумы Николай Антошкин умер после заражения COVID Общество, 12:18 Дэниел Сасскинд — РБК Pro: «В мире без работы многие утратят цель жизни» Pro, 12:14 В Москве началась церемония прощания с Борисом Грачевским Общество, 12:12 Выступление какого спикера предприниматели дослушают до конца Pro, 12:00
Краснодар ,  
0 

Игорь Галась: «Потери бюджета Кубани от пандемии достигнут 30 млрд руб.»

Вице-губернатор Кубани Игорь Галась рассказал о том, сколько бюджет региона недополучит из-за пандемии, какие сферы экономики пострадали сильнее всего и планируется ли увеличивать госдолг
Вице-губернатор Краснодарского края Игорь Галась
Вице-губернатор Краснодарского края Игорь Галась

— Сколько недополучит в 2020 году бюджет Кубани из-за пандемии? Из чего складывается эта цифра?

— Пандемия, вынужденный карантин, конечно, существенно повлияли на темпы роста региональной экономики, финансовые результаты предприятий.

На данном этапе мы прогнозируем, что по итогам года в консолидированный бюджет края не доберем порядка 30 млрд рублей от первоначальных планов. Такое выпадение доходов объясняется последствиями ограничительных мер: снижением во время карантина потребительского спроса, как следствие — объемов производства и деловой активности хозяйствующих субъектов, а также переносом сроков уплаты налоговых и неналоговых платежей, установленных на федеральном и региональном уровнях.

По нашим подсчетам, общий объем отсрочек по налоговым платежам составит порядка 6,8 млрд рублей. Нужно понимать, что средства в текущем году в бюджет не поступят — федеральные отсрочки растянутся на год. Кроме того, прямые льготы, предоставляемые МСП (льгота по налогу налог на имущество, снижение в два раза ставок по УСН и ЕНВД) составят больше 5 млрд рублей.

В то же время названные меры поддержки экономики, убежден, дают возможность бизнесу быстрее оправиться от «коронакризиса» и, соответственно, достаточно скоро вернуть экономику на траекторию роста.

— Во сколько оценивается ущерб экономике Кубани от пандемии коронавируса?

— Как я уже сказал, экономика пострадала, но создаваемый годами запас прочности позволил выдержать удар кризиса стойко. Никаких непоправимых вещей в экономике края не случилось, отрасли в целом восстанавливаются. Я не говорю о частных случаях. Конечно, есть серьезные проблемы у отдельных хозяйствующих субъектов и по отдельным направлениям экономической деятельности.

Если анализировать самый оперативный показатель работы экономики — поступление налогов — в сравнении с другими регионами мы далеко не худшие.

Сейчас мы продолжаем внимательно отслеживать изменения ситуации, чтобы оперативно и адекватно на них реагировать. Мы понимаем, что помимо реализации плана возобновления деловой активности, который уже презентован Правительством, нам необходимо определить собственные, дополнительные меры стимулирования экономики, возвращения ее в среднесрочной перспективе на путь развития, предусмотренный Стратегией «Кубань2030». Я говорю о периоде 3-4 лет. Именно за это время мы должны достичь той динамики роста, которая определена в Стратегии.

— Как это скажется на ВРП?

— По базовому сценарию, по итогам следующего года объем валового регионального продукта будет где-то на уровне 2019 года — 2,6 трлн рублей. Этот прогноз составлен по аналогии с федеральным. Согласно федеральному прогнозу, страна по объему ВВП вернется на уровень 2019 года к концу 2021 года.

Но, учитывая, что последние годы Кубань развивалась динамичнее, чем Россия в среднем, есть основания надеяться, что край придет в себя быстрее, чем большинство других субъектов. По большому счету, все зависит от того, как будет складываться эпидемиологическая ситуация в дальнейшем, будет ли «вторая волна» распространения коронавируса.

— Чем кризис 2020 года отличается от экономических потрясений предшествующих лет, в частности, 2014 и 2008 годов?

— Если рассматривать кризисы 2008 и 2014 годов, то с точки зрения структуры экономики для Кубани они были менее болезненным, чем для сырьевых регионов с высокоразвитым промышленным кластером. Сегодняшний кризис, если смотреть, как ограничения повлияли на иные регионы, нам нанес более существенный удар, чем в среднем по России. Тем не менее, я не стану прибегать к негативной риторике.

Сегодня мы располагаем официальными статистическими данными социально-экономического развития края по итогам пяти месяцев. Но уже по ним можно судить о дальнейших перспективах региональной экономики.

— Насколько долго будет восстанавливаться экономика Краснодарского края? Какие сферы пострадали сильнее всего?

— В большей степени негативное влияние пандемии испытали отрасли потребительского рынка. Ограничения в работе торговых центров и других объектов потребительской сферы, а также снижение потребительского спроса на целый ряд товаров и услуг привели к сокращению оборота розничной торговли на 8,6%, а общественного питания — на 22,9%. Объем платных услуг населению уменьшился на 15%.

Однако в связи с тем, что курортный сезон в регионе все-таки стартовал и сразу с серьезным размахом, думаю, ситуация выправится достаточно быстро. И в целом по санаторно-курортной отрасли тоже.

По состоянию на 1 июня объем санаторно-курортных услуг снизился в два раза, потому что объекты туризма по факту работали только до марта, а в апреле — мае были вынуждены простаивать. Выпадающие доходы составили порядка 11 млрд рублей. Но тот приток туристов на побережье, который мы фиксируем сегодня, говорит о том, что кубанские курорты по итогу года если не заработают, то уж точно не потеряют. Хотя, отмечу, что есть трудности у организаций, предоставляющих услуги по детскому отдыху.

— А есть ли секторы экономики, которые не пострадали, и, может быть, даже приросли во время пандемии?

— Промышленность показала положительную динамику развития, обусловленную спросом на продукты питания, средства гигиены, товары бытовой химии и медицинского назначения, лекарственные препараты.

Здесь индекс производства в январе-мае сложился на уровне 101,6%. В мае объемы производства существенно не снизились — 99,1% к маю 2019 года, что косвенно свидетельствует об адаптации предприятий к изменившимся условиям. Промышленные предприятия, если и прерывали работу, то ненадолго. А некоторые и вовсе успешно перепрофилировались. Так, значительно увеличились объемы производства средств индивидуальной защиты, дезинфекторов.

Несмотря на временную приостановку деятельности ряда строительных организаций, в этой отрасли сложилась околонулевая динамика.

Услуги по транспортировке и хранению возросли на 5,2% (в сопоставимых ценах. Увеличен грузооборот автомобильного и трубопроводного транспорта, а также грузооборот морских портов. На фоне активизации интернет-покупок деятельность почтовой связи и курьерской доставки выросла более чем в 3 раза.

Таким образом, если резюмировать, глубокая диверсификация экономики Кубани позволила за счет роста в одних отраслях нивелировать падение в других. Динамика ВРП к соответствующему периоду прошлого года — 99%, что в сложившихся условиях — неплохой результат.

— В 2020 году Кубань сократила государственный долг до рекордно низких показателей за последние годы. Планирует ли регион брать новые кредиты?

— В регионе, начиная с 2017 года, объем государственного долга и уровень долговой нагрузки на краевой бюджет снижались ежегодно. По итогам прошлого года, действительно, удалось достичь сокращения объема долга на 40,7 млрд. рублей, а нагрузки — до 41%. При этом были досрочно погашены банковские кредиты в объеме 20 млрд. рублей, сроки возврата которых по условиям заключенных договоров приходились на 2020 и 2021 годы, что позволило серьезно сэкономить на обслуживании.

По состоянию на 1 января 2020 года госдолг края составил 99,5 млрд. рублей. В связи с последствиями пандемии, планы по его дальнейшему сокращению, конечно, придется скорректировать.

Осенью мы еще раз оценим выпадающие доходы бюджета, поймем, что мы можем сократить в наших расходах. Исходя из этого, примем решение об объемах заимствований. Думаю, что мы увеличим объем госдолга, но незначительно. Ничего критичного в том, что в краткосрочной перспективе объем государственного долга вырастет, на самом деле нет. Естественно, после стабилизации экономической обстановки, мы вернемся к политике снижения, как это было раньше.

Я вижу такой целевой индикатор: долговая нагрузка 30-35%. Это комфортный объем государственного долга. По моему мнению, когда госдолг ниже — это значит, что власть не занимается развитием, потому что любая система развивается, в том числе, за счет привлечения средств извне.

Полагаю, что даже при самом неблагоприятном сценарии у нас долговая нагрузка не превысит 60%. Говорить о конкретных цифрах — сумме долга и заимствований — пока рано. Мы будем оценивать ситуацию: смотреть, как адаптируется экономика, какая складывается санитарно-эпидемиологическая ситуация, и, исходя из этого, будем принимать решение об объемах заимствований. Но могу точно сказать, что они будут привлекаться на инвестиционные, а не на текущие расходы.