Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Краснодар
Алиев провел заседание Совбеза Азербайджана из-за ситуации в Карабахе Политика, 13:52 Марк Мэнсон — РБК Pro: «Миллениалам надо попрощаться со своими мечтами» Pro, 13:51 Лавров выразил главе МИД Армении озабоченность в связи с боями в Карабахе Политика, 13:48 Медведев рассказал о недостатках игры на грунте перед «Ролан Гаррос» Спорт, 13:39 Пентхаус с видом на Кремль и зеленые террасы: жилой комплекс в центре РБК и Titul, 13:35 В Калининградской области в ДТП грузовика с автобусом погибли 6 человек Общество, 13:28 Азербайджан заявил об отсутствии необходимости во всеобщей мобилизации Политика, 13:19 IPO недели: сервис по управлению проектами Asana от соседа Цукерберга Инвестиции, 13:14 В центре Минска «во избежание ЧП» ограничили движение и стянули военных Политика, 13:13 Глава UFC назвал грязным проступком публикацию Макгрегором их переписки Спорт, 13:03 Пересчет МРОТ и инструкция для счастья: дайджест трендов общества Социальная экономика, 13:00  МЧС сообщило о состоянии пострадавших при обрушении перехода в Ступино Общество, 12:51 В Ереване сообщили о целенаправленном обстреле домов и школ Азербайджаном Политика, 12:49 Автомобиль с характером: Mercedes-Benz GLE купе РБК и Mercedes-Benz, 12:46
Краснодар ,  
0 

Анна Роднова: «Пандемия сделала хороший интернет необходимостью»

Директор по работе с массовым сегментом макрорегиона «Юг» ПАО «Ростелеком» Анна Роднова рассказала РБК Краснодар, как пандемия изменила потребительские предпочтения и тренды на рынке цифровых сервисов
Анна Роднова
Анна Роднова

В Краснодарском крае с 31 марта 2020 года ввели режим карантина, который в итоге продлился до 21 июня. Из-за пандемии коронавирусной инфекции работа части компаний была прекращена, другие продолжили деятельность в удаленном режиме.

По оценкам экспертов, самоизоляция привела не только к росту трафика, но и к изменению потребительского поведения, а также ускоренной цифровизации.

— Как режим самоизоляции повлиял на объемы трафика в сетях «Ростелекома» на Юге России? И насколько в целом инфраструктура оказалась готова к работе в новых условиях? Потребовались ли дополнительная модернизация или донастройка?

— Трафик в сетях «Ростелекома» сильно вырос. В целом по стране — на 18%. При этом трафик в бизнес-сегменте упал из-за перехода на удаленную работу, а в домохозяйствах, напротив, повысился. На Юге рост был еще выше — до 25%. В топ вошли Краснодарский край, Ростовская область и Ставропольский край. Основная доля трафика пришлась на видеоконтент в любом формате: фильмы, мультфильмы, телевидение. Сильно выросло потребление за счет мессенджеров и онлайн-трансляций. Все это потребовало значительного увеличения пропускной способности.

Инфраструктура «Ростелекома» была готова. У нас хорошие каналы связи. Компания не ощутила значительных перегрузок. Наши сети не только успешно справились с возросшей нагрузкой, но и показали, что есть большой запас прочности.

— Насколько болезненным был переход на удаленную работу? Что делалось для оптимизации рабочих процессов? Планируется ли использовать этот формат в дальнейшем?

— На удаленную работу в «Ростелекоме» перешли более 60 тыс. человек. Большинство механизмов мы уже давно использовали, половина сотрудников применяла удаленные решения в той или иной мере, поэтому сложностей не возникло.

Как принято говорить, мир уже никогда не будет прежним. Частично мы и до пандемии готовились к такому формату. Произошедшая ситуация просто ускорила процессы цифровизации. Я думаю, мы действительно пересмотрим организацию рабочего процесса после того, как все войдет в нормальный ритм.

Что касается менеджерского состава, он частично перейдет на удаленный режим работы. Кроме того, у нас часть внутренних подразделений, таких служб, как контакт-центры, тоже апробировали механизм «удаленки». Это позволит сохранить работу из дома для части сотрудников и после выхода из карантина.

В целом, мне кажется, переход на удаленную работу станет массовым трендом. Этот формат понравился и сотрудникам, и работодателям. Офисы не исчезнут, но число тех, кто будет работать из дома, вырастет. Согласно результатам опроса Центра стратегических разработок, 68% компаний в России планируют оставить на home office часть штата. А около 5% хотят отправить на «удаленку» вообще всех сотрудников. В перспективе это означает, что спрос на дистанционные сервисы и сопутствующее оборудование останется стабильным.

— Какие тенденции во время карантина вы наблюдали, насколько те или иные сервисы стали более востребованы?

— Скорее, речь не о сервисах, а вообще об инфраструктуре. Выросла востребованность доступа в интернет. В целом не только «Ростелеком», но и весь рынок получил волну спроса на оптику. До самоизоляции многим было достаточно мобильного интернета, Wi-Fi на работе. Но когда дома находится вся семья, все пользуются гаджетами, необходимость в хорошей связи резко растет.

Мне кажется, сейчас наступил как раз тот момент, когда качественный доступ в интернет стал таким же жизненно важным и необходимым, как газ, вода и электричество. Поэтому мы наблюдали рост спроса на услуги ШПД, особенно в первый месяц.

— Как будет развиваться ситуация в дальнейшем? Популярность каких сервисов будет расти? Какие тренды могут появиться на рынке?

— Я думаю, ускорится рост тех направлений, которые набирали популярность и до самоизоляции. Если говорить про рынки товаров, то большие преимущества получили компании, которые до пандемии вложились в цифровизацию. Так, посмотрите на ритейл — выжили те организации, которые смогли быстро организовать продажу товаров в онлайне и доставку. Когда закрылись офлайн-магазины, число пользователей интернета, которые хотя бы раз в месяц делали покупки в онлайн-магазинах, выросло в два раза.

После пандемии развитие в этом направлении продолжится — сейчас интернет-магазинами занялись почти 100% компаний из сегмента непродуктовой розницы, 66% продавцов одежды и обуви и половина продуктовых сетей. Потребительское поведение продолжит меняться, а за ним будет трансформироваться рынок.

Это повлечет за собой развитие смежных направлений, в частности, доставки товаров. Будет увеличиваться конкуренция, а, значит, снижаться стоимость и расти качество.

Для «Ростелекома» это однозначно хорошая тенденция — мы рады росту интереса к онлайн-ресурсам и дистанционным сервисам и продолжим их развивать.

— Какие долгоиграющие изменения повлечет за собой самоизоляция на рынке b2c? Как изменится поведение потребителей?

— Прежде всего, люди станут серьезнее относиться к обеспечению качественного выхода в интернет. И если в сегменте многоквартирных домов все хорошо, то в частном секторе ситуация обстоит совсем иначе. Все постараются устранить этот пробел и наладить надежные каналы во всех точках присутствия.

С другой стороны, кризис и пандемия оказали необратимое влияние на потребительский рынок. В апреле, например, резко выросла активность пользователей в сети, а также изменились их предпочтения. В целом по России более чем в 8 раз увеличился трафик мессенджеров и других платформ для общения, сервисов для онлайн-конференций.

Удвоилась посещаемость образовательных сайтов и проектов, россияне стали чаще играть в компьютерные игры. Подросли, хоть и не так значительно, развлекательные сайты и новостные сервисы. В целом, каждый третий житель страны перешел на удаленную работу и начал учиться онлайн, каждый пятый — чаще заниматься спортом дома. Все это — потенциальные будущие рынки, рост которых продолжится.

На следующем этапе в онлайн продолжат переходить те сервисы, которые мы раньше воспринимали исключительно как очные. Например, обращение к врачу, образовательные программы. Будет появляться больше цифровых решений в этом направлении.

— Насколько реально дальнейшее развитие в нашей стране онлайн-образования? Что нужно для того, чтобы оно стало по-настоящему полезным и востребованным?

— Прежде всего, нужна цифровизация всей страны. Пока у нас в каждом домохозяйстве не будет подключен доступ в интернет, о глобальном распространении дистанционного образования говорить не приходится.

В целом, процесс проникновения уже начался. В период самоизоляции практически все учебные заведения страны попробовали удаленный формат. Не все было с самого начала гладко, но, главное, многие убедились в возможности применения такого подхода в масштабах страны, поэтому, я уверена, развитие продолжится и выведет процесс на качественно иной уровень. 

В целом пандемия ускорила развитие этого сегмента. Так, до коронавируса онлайн-образованию обещали прирост на 20% в год. Но, с учетом последних событий, темпы окажутся значительно выше. Школы и вузы были вынуждены на 100% уйти на дистанционное обучение. Они наработали большой опыт, который будут применять и в дальнейшем.

С другой стороны, у людей появился запрос на повышение квалификации или переобучение. В первой половине мая спрос на онлайн-курсы в России вырос в 2,5 раза. А где есть потребители, появится и предложение. Главное — наличие качественной инфраструктуры. Именно она позволит развивать дистанционные сервисы.

— Вы говорите, что надо решать вопросы, начиная с инфраструктуры. Насколько велика проблема на Юге России, особенно в Краснодарском крае? Как обстоит тут дело по сравнению с другими регионами страны?

— Характерная особенность Юга — большая доля частного сектора. До какого-то времени ни один из операторов не хотел там работать. И если в многоквартирных домах охват нашей оптикой стремится к 100%, то в сельской местности ситуация обстоит иначе.

«Ростелеком» три года назад занялся масштабным строительством в частном секторе. С одной стороны, это дало толчок всему рынку, так как игроки увидели, что развиваться в этом направлении не страшно. С другой, мы поставили для себя задачу убрать все белые пятна с карты. Так, в 2020 году была расширена государственная программа по цифровизации удаленных населенных пунктов.

Мы не только занимаемся расширением нашего присутствия на новых территориях, но и улучшаем качество связи уже существующих каналов, модернизируем устаревшее сетевое оборудование и переводим клиентов с меди на оптику.

— На каких продуктах b2c рынка «Ростелеком планирует делать акцент в ближайшем будущем?

— В первую очередь, это все, что связано с безопасностью дома: вся экосистема, которую мы создаем для того, чтобы квартира была умной. Это целый набор продуктов, которые мы объединили под названием «Ростелеком Ключ».

На Юге уже есть реализованные проекты, где люди могут пользоваться дистанционным открытием дверей из квартиры через систему умных домофонов, наблюдением за всем периметром вокруг дома, и сервисами, связанными с приборами учетами и дистанционной сдачей показаний. Все это можно будет делать с помощью голосового управления.

В перспективе будем также развивать наше игровое направление, продукты, связанные с кибербезопасностью. Актуальность последних будет расти — выходов в интернет много, нужно сохранять свои данные и защищать смартфоны и другие устройства.

И, безусловно, мы будем дальше развивать все контентные составляющие нашей интерактивной платформы. Так, совместно с Mail.ru Group мы уже реализовали голосовое управление Wink и «Умным домом». Теперь включать сервисы и давать команды можно будет с помощью голосового ассистента «Маруся». В целом же наша основная цель — с помощью цифровых технологий делать жизнь наших клиентов проще и удобнее, поэтому мы фокусируемся на всех направлениях, где есть возможность их применения.